10 апреля 2017
Сайт Новый Калининград.Ru Кольцо для зяблика: как работает орнитологическая станция на Куршской косе
Сайт Новый Калининград.Ru Кольцо для зяблика: как работает орнитологическая станция на Куршской косе
Арсений — научный сотрудник полевого стационара «Фрингилла» на Куршской косе, он изучает физиологию птиц. Каждый день с апреля по октябрь, во время активной миграции птиц, он встаёт до восхода солнца, чтобы не пропустить первых пернатых, которые попались в ловушку. «Афиша Нового Калининграда.Ru» выяснила у орнитолога, куда улетает чечевица, где искать ушастую сову и как поймать птицу голыми руками.

Мост перелёта птиц
Ловушка для птиц на полевом стационаре «Фрингилла» — одна из самых больших в мире. Из-за огромных размеров птицам, которые летят над лесом, она не кажется опасной. Конечно, они видят её, зрение у птиц отличное, но смотрят сквозь неё, будто не замечая. Столбы, на которых держится сетчатая конструкция, сопоставимы с высотой пятиэтажного дома. Лабиринт сужается по принципу мережей, и постепенно птица оказывается в клетке — небольшой приёмной камере, откуда самостоятельно выбраться не может. Такие рыбацкие ловушки рассчитаны на мелких певчих птиц, например, зябликов, корольков, синиц, скворцов, дроздов. Иногда попадаются птицы побольше — ястреб-перепелятник или ушастая сова.

Орнитологи проверяют ловушку каждый час. Попавшихся птиц отлавливают и несут в лабораторию — деревянный домик, похожий на сказочную избушку. Внутри на одном из больших окон на листе слова французского учёного Луи Пастера: «Наука должна быть самым возвышенным воплощением Отечества, ибо из всех народов первым всегда будет тот, кто опередит другие в области мысли и умственной деятельности». На столах лежат рабочие материалы, толстые расчерченные от руки тетради — журналы наблюдений, линейки, карандаши и ручки. На стенах — связки колец разных размеров, плакаты, карты, списки названий птиц на латыни, газетные вырезки и яркая коллекция автоматических ручек, развешенных до потолка. В лесу без конца пинькают зяблики, иногда печальными трубно-флейтовыми песнями их перебивает дрозд.

Первая в мире орнитологическая станция появилась в посёлке Росситтен в начале двадцатого века. Её основал Иоганнес Тинеманн, священник, который начал наблюдать за птицами из любопытства. Тинеманн хотел понять, возвращаются ли птицы после зимовки обратно на косу или нет. Священник словил ворону, повязал ей на лапу красную нить и отпустил. На следующий год птица вернулась. На этом исследования не закончились. Из газет священник узнал, что в Дании учитель гимназии Ханс Корнелиус Мортенсен придумал, как узнать птицу после зимовки — надел ей на лапку алюминиевое кольцо. Так он определил, те же самые скворцы прилетают в его скворечник или нет. В 1901 году Тинеманн перенял идею датского учителя и начал массовое кольцевание птиц, а затем основал орнитологическую станцию. За сорок один год, с 1903 по 1944-й, в Росситтене было окольцовано около одного миллиона пернатых.

В 1944 году работа полевого стационара прекратилась на двенадцать лет. После долгого перерыва орнитологическая станция открылась вновь на 23 километре Куршской косы и получила название «Фрингилла». Сегодня здесь изучают физиологию птиц, миграцию, навигацию, микроэволюцию, демографию, влияние климата, проводят лабораторные исследования. Такое расположение неслучайно. Куршская коса — узкая полоска суши, которая растянулась с юго-запада на северо-восток и с двух сторон граничит с водой: Балтийским морем и Куршским заливом. Для большинства птиц — это мост, над которым безопасно лететь. Если птица попадёт в шторм над большим водным пространством, то запросто может погибнуть. Полёт над сушей безопаснее — всегда есть возможность приземлиться и переждать непогоду. К тому же, выбирая такой маршрут, птицы срезают угол Балтийского моря, сокращая путь.

На границе песчаных дюн, исчерченных тонкими узорами птичьих следов, с начала апреля по конец октября стоит огромная ловушка — воздушная конструкция выше макушек сосен, напоминающая огромную рыболовную сеть. Она расположена вдоль косы так, что совпадает с путями миграции птиц. Найти дорогу домой

Времена, когда учёные считали, что одни виды птиц превращаются в другие, зимуют на дне водоёмов или летят на Луну на спинах более сильных особей, прошли. Сегодня орнитологи могут описать птичьи маршруты и проследить за их изменениями. Например, европейские птицы летят на зиму в Африку и Юго-Восточную Азию. Осенью в этих или других направлениях за одни сутки над косой пролетают два миллиона птиц. Весна — пик миграции тех, кто зимовал поблизости, в Европе. Это, например, синицы, снегири, зяблики. Дальних мигрантов, тех, что летят из Африки, на косе встречают в первых числах мая. Некоторых — в середине июня, например, чечевицу — птицу, которая зимует в Индии и пролетает около десяти тысяч километров, чтобы попасть в Европу.

Одни птицы летят за тысячи километров, другие — остаются на зимовку там, где родились. Например, снегири могут гнездиться и кормиться в средней полосе России. Если на севере большой урожай рябины, лететь никуда не нужно, если урожая нет — смещаются к югу до тех пор, пока не найдут достаточно корма. Расстояния их перелётов обычно небольшие — несколько сотен, тысяча километров. Этот мигрант стремится туда, где есть корм. Есть и такие птицы, которые мигрируют всегда, например зяблик.

На миграцию птиц влияет и изменение климата. Самая крупная птица, которая попадается в ловушку орнитологов на Куршской косе — ушастая сова. Раньше за одну ночь можно было окольцевать порядка ста сов, теперь за сезон — не больше трёх. Учёные предполагают, что это связано с изменением снежного покрова: некоторые площади, которые десять-пятнадцать лет назад были покрыты снегом, сейчас открыты, и совам нет необходимости мигрировать. У птиц проявляется пластичность — некоторые виды начинают быстро реагировать на изменения климата.

Одна из самых больших загадок: как птица запоминает дорогу домой. Вот, например, каменка — маленькая птичка, которая размножается на Аляске, а зимует в Африке. Чтобы попасть из одной точки в другую, ей нужно пролететь через всю Евразию, а это около 15 тысяч километров. При этом птица всегда прилетает в тот же самый район триста на триста метров. Что она запоминает? Как ориентируется? Навигация птицы — магнитное поле, но его показателей всё же недостаточно, чтобы быть настолько точным в расчётах. Показатели магнитного поля могут вывести птицу в район девяти десятков километров. Это сопоставимо с тем, если бы птица родилась на Куршской косе, а после зимовки прилетела на восток Калининградской области. Но она прилетит именно в то место, где родилась.

Птицы быстры, крайне выносливы и отлично ориентируются в небе. Большинство летят по ночам — гуси или корольки, но есть и те, кто мигрирует исключительно днём или в любое время суток, как утки. Жир для птиц — топливо. Всю энергию для полёта птицы берут из него. Птица размером с зяблика на одном грамме жира способна пролететь две сотни километров. Когда нужно, птица может увеличить массу своего тела в два раза за пару недель и так же легко сбросить накопившийся жир за несколько дней.

Окольцевать зяблика

Птицу, которая попадает в сети, ловят руками и держат так, чтобы она не могла пошевелить крыльями. По западно-европейской традиции, чтобы птица не вырвалась, её нужно держать в тряпичном мешочке. Этот деликатный способ явно не для орнитологов, которые иногда за день отлавливают около двух тысяч птиц. Для переноса птиц исследователи используют деревянные садки, в которых легко разделить пернатых по видам, полу и возрасту с помощью специальной перегородки. Кольцуют птиц в лаборатории, где для каждой есть кольцо по толщине и размеру. Это условный паспорт птицы, в котором обозначены город или название центра кольцевания и уникальный номер. На тех, что выдают на «Фрингилле», выбито «Москва». Отлов птиц с кольцом — одна из целей орнитологов. Встретив такую птицу, специалисты переписывают номер, делают необходимые измерения и отправляют информацию в Москву. Все центры мира связаны в одну огромную сеть и обмениваются информацией. Если бы такой системы не существовало, учёные так и не смогли бы ответить на главные вопросы: какие пути миграции выбирает птица, где зимует, вьёт гнезда, размножается, сколько живёт.

Перед тем, как выдать паспорт, орнитолог рассматривает спинку, грудку, крылья, раздувает пёрышки. Вид, пол, возраст, длина крыла, стадия линьки, вес, и запасы жира — всё что нужно знать о птице. Колечко подбирают по размеру птицы и силе клюва. Например, у дубоноса мощный клюв, который легко расколет вишнёвую косточку, поэтому кольцо дубоносу подбирают потолще, а у зорянки — клюв слабый, ей подойдёт и тонкое. Точный возраст взрослой птицы определить сложно, особенно если она без кольца.

Кожа у птиц прозрачная, поэтому жир виден хорошо. Появление жира — знак того, что пора отправляться в путь. Те птицы, что будут гнездиться на Кольском полуострове или на севере Финляндии — самые длиннокрылые, потому что дистанция их миграции огромная. Чем длиннее крыло, тем эффективнее полёт.

Ближе к полудню в сети попался зяблик — птичка размером чуть больше воробья: голова синевато-серая, спина коричневатая с зелёным, грудь буровато-красная, на крыльях — белые пятнышки. Колечко с надписью «Moscow» свободно держится на его лапке. Вид птицы Арсений, наш экскурсовод и научный сотрудник «Фрингилы», записал в тетрадь на латыни — «Fringílla coélebs». Птица сидит смирно, вырваться из рук не пытается и только изредка громко пищит от страха. По яркому оперению понятно, что наш зяблик — мальчик, по окрасу перьев специалист узнаёт о возрасте — «юн и глуп, родился в этом году». Раздувая пёрышки, орнитолог определяет запасы жира. После берёт линейку и измеряет размер крыла — всего 89 миллиметров. Затем опускает птицу вниз головой в специальную ёмкость и ставит на весы. Зяблик попался упитанный — 23 грамма. Взвешивание — последняя процедура, после птица молниеносно выскальзывает в открытое окно и занимает ветку неподалёку, чтобы почистить пёрышки и продолжить путешествие. Топлива точно хватит.

Автор — Анастасия Светогор, фото — Денис Туголуков, «Новый Калининград.Ru»

Источник - сайт "Новый Калининград.ру"