16 июля 2019
Вороны: жизнь и сказка
Вороны: жизнь и сказка
Никогда не спутаешь серую ворону с лесным вороном.
У серой вороны перья серые и чёрные, а ворот весь чёрный.
Ворона зимой прилетает поближе к деревне, клюёт что-нибудь на свалке,
А ворон никогда не приближается к человеческому жилью, он – дикая птица лесных просторов.
Геннадий Снегирёв «Про птиц»

Сегодня предлагаю вам вспомнить о птицах, и не просто птицах – о воронах. И не просто о воронах… О чёрном и белом, борьбе тьмы и света, добра и зла. В мифологии разных стран мира белый цвет не всегда олицетворяет добро, а чёрный – зло. Да и люди как-то предпочитают серый, однако ни за что на свете в этом друг другу не признаются.

А я хочу рассказать вам удивительную сказку сегодня. Впрочем, эта история произошла на самом деле, поэтому сказкой её считать нельзя. А вот о чём она – судите сами.

Разбойники из Росситтена

Дело было ровно сто лет назад от того момента, как вы читаете эти строчки.

В один из тёплых осенних вечеров рыбаки, закончив работать, собрались, как обычно, на причале. Отходил пароход. Мужчины отдыхали и беседовали, пока к ним не присоединился хозяин одного маленького отеля, который только что проводил своего гостя на пароход. Гость приехал утром, и вдруг спешно решил уехать без объяснения причин, но оставил хозяину письмо. Прочитав это письмо, местные рыбаки узнали удивительную историю. Послушайте её и вы.

«Мой милый хозяин, наверняка вы сердитесь на меня за то, что я пробыл лишь один день, хотя намеревался погостить в ваших краях гораздо дольше. Поскольку вы были ко мне очень добры, я оставляю вам щедрую оплату, разорительную для студента моего положения. Рассказывать нет времени, однако, вы имеете право знать. Я напишу всё по порядку и успею ещё на пароход. В городе поговаривали, что в этих местах небезопасно, однако знакомые очень хвалили природу и климат ваших мест. Вдобавок матушка моя очень настаивала, чтобы именно здесь я провел свой небольшой отпуск, потому что море, солнце и сосновый воздух – это именно то, в чём нуждается мой ослабленный постоянными простудами организм.

Однако, приехав сюда только сегодня утром, ночи дожидаться я не стану. Ничто не сможет удержать меня здесь. Среди бела дня в окрестностях вашей деревни я встретил страшных морских разбойников, оказавшихся оборотнями, которым просто чудом не удалось меня убить!

Итак, вот мои показания. После плотного завтрака, которым вы, мой милый хозяин, щедро накормили меня, я решил прогуляться по окрестностям. Места, которые я успел разглядеть, великолепны. У вас тут тепло, нынче прекрасное бабье лето. Ветерок лёгкий, воздух свежий, словом, я шёл по тропинке через лес и наслаждался всем вокруг. Выйдя из сосняка, пошёл я через дюны, разбавленные кое-где встречающимися редкими кустами. Тропинка резко свернула, обнажив открытое место, в центре которого стоял необычный шалаш. Он был еловый, небольшого размера, и я как раз размышлял, кому и для каких целей недалеко от деревни и не в лесу потребовалось устанавливать такое странное жилище из еловых лап, когда заметил сидевшего на пригорке человека. Человек этот на меня не смотрел, я же разглядел его довольно внимательно. Он был сравнительно молод, а занят, представьте, тем, что свирепо точил длинный хлебный нож о кожаную заплату на брюках. Темно-синяя шкиперская фуражка без козырька сидела глубоко на затылке. Длинные, нечёсаные волосы закрывали левую половину лица, крупные зубы скалились. Он точил свой нож, рукава рубашки были закатаны выше локтей, и при каждом движении играли сильные мышцы рук. Мне стало не по себе.

Из шалаша медленно выбрался старик. Его физиономия резко контрастировала с погожим солнечным днём. В такой тёплый день на нём была меховая шапка и грубошёрстная куртка, сшитая, кажется, из одних заплат. Цвета штанов различить было невозможно, они как-то переливались на солнце от чёрного к синему. Пока я разглядывал этого старика, откуда-то сзади меня окликнул третий человек. Я вздрогнул и повернулся. Вид третьего разбойника тоже был не особенно привлекательным. Удивительным было и то, что в руке он держал веник. Сам веник был совсем обычным, но столь велико было несоответствие этих суровых людей и домашнего веника, что я сразу вспомнил о ведьмах и чертях. В поисках копыт и хвоста я посмотрел на ноги этого мрачного типа, обутые в короткие изношенные кожаные сапоги, потом взгляд мой скользнул выше, и на поясе разбойника с ужасом и отвращением заметил я связку мёртвых ворон. Внезапно стало очень жарко, и я, кажется, снял своё лёгкое пальто (которое, кстати, больше не видел).
 
Старик, вышедший из шалаша, глядя на меня, смачно плюнул себе под ноги, вынул из кармана короткую трубку и стал набивать её каким-то табаком, не спуская с меня глаз.

Всё это происходило в полном молчании. Мне становилось всё страшнее. Настораживало и то, что эти люди не здороваться, не знакомиться явно не собирались. Моё же горло пересохло, словно русло реки в пустыне.

Свирепого вида парень, точивший нож, продолжал заниматься своим делом. Вероятно, я сообразил, наконец, что глупо стоять и глазеть, и нужно уносить отсюда ноги. И тут мой пересохший рот окончательно открылся, потому что рядом с шалашом я увидел ещё кое-что, чего не заметил сразу. Множество крупных ворон сидели ровно в ряд прямо на земле, несмотря на близость людей, и не улетали. Смотрели они в одну сторону, иногда крутили головами, но движения были настолько спокойны и деловиты, словно это были вовсе не дикие птицы, а солдаты небольшого гарнизона.

И тут старик впервые подал голос. Он громко обратился к остальным, при этом по-прежнему глядя на меня: «Что вы понимаете! Их надо жарить!» «Жареные – жёсткие, - ответил тот, что был со мною рядом. – Печёные – вот пальчики оближешь! Пять штук я уже поймал...» И, как бы в подтверждение своим словам, он смачно облизал свои грязные пальцы. Старик захохотал, потом закашлялся. Кашель его, впрочем, как и смех, весьма сильно напоминали воронье карканье. «Отдыхающие» - зловеще прокаркал он. Я отступил на шаг в сторону кустов.

Вдруг тот, что точил нож, крикнул резко: «Тихо! Пора…» Старик мгновенно исчез в шалаше, и человек с ножом последовал за ним также быстро.

Дальнейшие события развивались со скоростью кадров в кинематографе. Я был удивлён и напуган, и даже не успел отреагировать, когда был схвачен третьим разбойником, с дохлыми воронами на поясе, всё ещё стоявшим около меня. Он очень быстро взял меня за руку, поволок к шалашу и силком затолкал в него, велев сидеть тихо. Скованный ужасом, я не шевелился. Старика в темном шалаше было не видно. Человек с ножом присел на колени слева от входа, держал нож острием вниз и улыбался. Под своими же ногами я разглядел топор. В шалаше было темно и стояла какая-то вонь из целого букета разных - мужских, лесных, животных и табачных запахов. В темноте мне было видно, как блестят глаза скрутившего меня разбойника, и, представьте - он улыбался. Мысль, что песенка моя спета, жарко ударила мне в голову, в одно мгновение вспомнил я матушку свою, и ещё многое и решил дешево не продавать свою жизнь.

Как только мой сосед потянулся за топором, я начал действовать. Все произошло в считаные секунды. С диким воплем я боднул его головой в живот, вырвал из его руки веник и рванулся наружу. С трудом могу вспомнить я дальнейшие события, потому что это был настоящий ужас. Вероятно разбойники успели спутать мои ноги верёвкой, потому что, отбежав пару шагов от шалаша, я упал. И тут же на меня накинулись вороны. Эти страшные птицы долбили меня немилосердно своими клювами, а я отбивался веником и, кажется, вопил что было сил. Кроме того, вероятно бандиты накинули на меня сетку и, чем больше я дёргался, тем больше путался в ней.

Не могу рассказать вам, мой дорогой добрый хозяин, как я выбрался и добрался до гостиницы, где немедленно заперся в своём номере на замок. Мне непонятно, как я остался жив, как освободился от страшных птиц и сетей. Могу поклясться, что эти жуткие люди превратились в ворон, гнались за мной по лесу с пронзительным свистом и дико хохотали.

Не знаю, сколько пришло времени, прежде чем я пришёл в себя. Наскоро проглотив успокоительные пилюли, которые положила мне с собой в дорогу моя добрая матушка, я немедленно сложил чемодан.

Я покидаю вас с тяжёлым сердцем. И хочу дать вам свой совет – бегите отсюда и вы! Из вас, приятнейший человек, выйдет прекрасный добропорядочный горожанин, а в этих зловещих местах и вам небезопасно. Я уже писал – бандиты не скрывают, что убили несколько человек. Донесите на них. Покажите моё письмо местным властям! Кроме того, я убеждён в сговоре разбойников с тёмной силой, чему свидетельством всё, что произошло со мной. Объявите это в церкви, путь люди узнают правду. Уезжайте из проклятых мест и будьте счастливы!

Успевший полюбить вас за одно прекрасное утро, преданный вам студент такой-то»…

Продолжение следует.

Блог методиста по экологическому просвещению национального парка «Куршская коса» Игнатьевой Ю.А.