Размещение:
+7 (4012) 53-04-70

Экскурсии:
gid@park-kosa.ru
+7 909 793 7975
ПОГОДА
24 июля 2017
Пересказки Куршской косы
Пересказки Куршской косы
Как и в старые добрые времена, когда неграмотные люди передавали сказания из уст в уста, незаписанные сказки Куршской косы претерпели колоссальные трансформации: менялись на этом сказочном пути и герои, и события. Не говоря уж о том, что источник большинства баек отыскать даже теоретически невозможно, как невозможно сейчас, скажем, произвести в дюнных песках археологические раскопки.

Такие вот фольклорные сказки исторически предшествуют сказкам литературным.
С сагами дело обстоит сложнее. Считается, что название saga, возможно, происходит от исландского глагола segja — говорить и означает как устное повествование, так и оформленное в письменном виде. Первоначально у исландцев термин «сага» применялся по отношению к любому повествованию в прозе, однако в настоящее время он объединяет различные литературные памятники, записанные в разное время (Первое издание «Саги Куршской косы» — тоненькая брошюрка, включившая в себя куршский вариант «Легенды о Неринге»).

Примечательно, что и сага, и сказка несут в себе колоссальную информационную составляющую, передаваемую из поколения в поколение, вера в которую зиждется, в первую очередь, на уважении к предкам.

Сегодня я расскажу вам историю, которая произошла у молодого угольщика с ещё одними мифологическими персонажами – обитателями нашего края с давних времён – карликами или, как их ещё называют, барздуками.

Угольщик из Шварцорта

Женился угольщик неудачно. Жену ему в своё время привезли с материка, и она отличалась от местных молчаливых и сдержанных женщин – была вздорная, крикливая, со скверным характером. Хоть и уставал угольщик на работе, но домой идти совсем не торопился – не хотел слушать причитания своей дорогой жёнушки, которая пела одно и то же: если бы знала она, какая бедная жизнь ждёт её с угольщиком-мужем, уж, наверное, ни за что бы за него не пошла.

Жили угольщик с женой в Шварцорте – чёрном посёлке. Такое мрачное название посёлок имел от того, что древние деревья – огромные сосны и старые ели, растущие на расположенных поперек косы белых дюнах и между ними, придавали местности грозный вид и защищали поселок от западных штормовых ветров, особенно осенью и зимой. Рыбаки, которые находились далеко в заливе или в море, узнавали, где берег, по тёмному пятну на косе. Там был их дом, их «чёрный посёлок».

Просидев весь день у угольной печи, наш герой тоже становился почти чёрным, и считал, что чёрный цвет – это его судьба, так же как название деревни; уголь, который он разносил по домам, и сама его жизнь. Давно замечено, что работа угольщика оставляет ему много времени на раздумья, которые, как известно, ни к чему хорошему не приведут. Имел угольщик обыкновение домой возвращаться не короткой, а самой длинной дорогой, подолгу гуляя по берегу моря и глядя на волны. Мысли в голову лезли разные, в том числе и о том, что если спокойно лежать на дне довольно долго, то и жену совсем не будет слышно, и тогда можно будет наконец-то отдохнуть.

И вот как-то раз, во время одной из таких прогулок, угольщик заметил, что вздорные вопли жены как-то уж особенно громко звучат в голове. Он потряс головой – не помогает. Подошёл к воде – крики стали отчётливей. Оказалось, что все эти звуки издаёт небольшого роста человечек, карлик, который запутался в старом рыбацком неводе. Ветер, видимо, унёс сеть у рыбаков, порвал, после её слизали волны, и теперь поставленный кем-то на лосось невод болтался у кромки воды. А в сетке, захлёбываясь, трепыхался человечек. Справиться с волной силёнок его не хватало, к тому же мокрая сеть тянула его на дно. Был он довольно уродлив, с большим носом и мокрой бородёнкой, явно устал от попыток выпутаться, но, завидев человека, заверещал с новой силой в последней надежде на спасение.

А надо вам сказать, что люди на Куршской косе во все времена привыкли помогать друг другу. То ли чудесный этот полуостров жителей своих так воспитывал, то ли море не давало расслабиться, но люди были таковы, что любой из них, включая старого и малого, не раздумывая долго, всегда готов был, даже рискуя собой, прийти на помощь.

Конечно, и наш угольщик быстро и ловко вытащил карлика и, схватив его за обе кривые ножки, стал трясти изо всех сил, чтобы вытряхнуть воду.

- Ой-ой-ой, – завопил карлик, чуть только откашлялся от воды. – Что ты себе позволяешь, злодей?

И гадкое существо, ловко извернувшись, тут же укусило угольщика за нос весьма пребольно. Мигом рассвирепев, угольщик зашвырнул в сердцах неблагодарного карлика подальше от воды, развернулся и поспешил домой как можно скорее. Вскоре он услышал, как карлик бежит следом и кричит:
- Эй, ты! Человек! Стой! Да постой же!
- Очень вежливо! И не подумаю. Надо же, паршивец какой! – угольщик прибавил шагу и вошёл в лес. Там, где лесная тропинка проходила по краю оврага, он сбавил темп, потому что ему послышалось, что карлик уже не пыхтит рядом, а даже хнычет.

- Да что тебе надо, нелепый ты барздук? – повернулся, не выдержав, угольщик. Маленький человечек дышал тяжело и выглядел неважно: мокрый колпачок с обвисшими полями, в остроносые башмачки набился песок и мешал идти. Угольщику снова стало жаль карлика, он присел на ближайшее бревно и стал ждать, пока тот отдышится. Наконец, карлик высокомерно заговорил:
- Можно подумать, мне что-то надо! Мой народ очень не любит людей. Но у нас тоже есть законы. Ты меня спас, и теперь, хоть мне очень неприятно говорить об этом, я твой должник, и с меня награда. Поэтому не ты мне, а я тебе нужен!

Угольщик даже расхохотался:
- Вот это да! Проваливай, мне от тебя ничего не нужно, я не в настроении, устал, голоден и зол, так что убирайся, пока я не вернулся обратно и не замотал тебя в ту сеть, и отстань от меня!
- Да как ты смеешь? Это неслыханно! Неблагодарный! Ничего удивительного в том, что мы терпеть людей не можем! – и карлик разразился таким визгом и ругательствами, что угольщику пришлось плюнуть целых три раза. Эти плевки ещё больше распалили вредного человечка, он подскочил к угольщику и сильно пнул его кривой ножкой прямо под коленку.

- Ну, это уж чересчур! – взревел тот и схватил карлика за шкирку. Тряхнув его ещё раз для ясности, угольщик разжал кулак и зловредное существо, ругаясь и вопя что есть силы, покатилось в грязный овраг. Однако ругань вдруг сменилась криком ужаса. Угольщик увидел, как карлик весьма быстро лезет из оврага обратно, а большая одичавшая собака, рыча, лезет по сползающему песку вслед за маленьким человечком.

- Спаси меня, большой человек! – снова закричал карлик, и конечно, наш угольщик мигом подхватил его на руки. Тощая собака имела голодный и очень недружелюбный вид, так что отогнать её было весьма непросто. В конце концов она отстала, за что угольщик поплатился прокушенной рукой, которой прикрывал карлика. Но как только опасность миновала, уродец стал вырываться и брыкаться:
- Ладно, отпусти, вцепился! Забирай свою награду! – и, освободившись, он юркнул под ту корягу, на которой угольщик только недавно сидел.

Некоторое время человек ещё стоял столбом и соображал, а не привиделась ли ему вся эта странная история, потом медленно побрёл по тропинке. Но не успел он сделать и нескольких шагов, как увидел ещё одну картину. Два карлика, пыхтя, завязывали верёвкой большой и, судя по виду, тяжеленный мешок прямо на дороге. Оба были не менее уродливы, чем их собрат, только вот штанишки, колпачки и рубашечки их были чистенькие – они же не тонули в море и не падали в овраг. Когда они заметили угольщика, то дружно закричали: «Вот твоя награда!» и припустили наутёк, как два зайца – в разные стороны. Не переставая удивляться, угольщик подошёл к мешку, не без труда развязал его и заглянул внутрь.

В мешке был уголь! Отсмеявшись, обессиленный угольщик опустился на мешок и громко крикнул:
- Спасибо вам, маленькие бесенята, за щедрую награду! Вы думали угольщика углём удивить или осчастливить? Этот мешок слишком тяжёл, да и уголь у вас дрянь – сырой да мелкий. Так что уж не обижайтесь, коротышки – ни на продажу, ни домой я его не потащу! Может, кому нужнее окажется? А вот мешок возьму – он прочный и в хозяйстве пригодится!

С этими словами угольщик вытряхнул уголь под куст, сунул мешок под мышку и, прихрамывая, пошёл всё-таки домой. Болела рука, за которую цапнул пёс, нога, которую пнул карлик, и нос, за который он подло укусил. Настроение становилось всё хуже: «Что у меня за чёрная жизнь?» – снова мрачно подумал наш герой. На этот вопрос, громко и вслух, сразу же ответила его жена, встречавшая мужа у порога дома.

Кое-как пересказал угольщик жене то, что с ним приключилось. Разумеется, она не поверила ни единому слову, и тогда в доказательство он стал потрясать перед носом жены пустым мешком – своим единственным трофеем. И тут послышался звон монет. Мигом притихнув, супруги довольно дружно заглянули в мешок. Несколько золотых монет, новеньких, сверкали и перекатывались на дне…

Ни говоря более ни слова, очень быстро, как только мог, угольщик побежал обратно к теперь уже заветному месту, но – увы! Ни под кустом, ни под корягой, ни даже под обрывом, куда он тоже заглянул, не нашёл бедолага ни одной золотой монетки или даже одного уголька. И немудрено – карлики народ прижимистый, и уже давно всё подобрали.

Блог методиста по экологическому просвещению национального парка «Куршская коса» Игнатьевой Ю.А.